Последние новости в Твиттере:
Не пропустите ни одной новости! Следите за нами в социальных сетях:
Top

Конгресс США поддерживает опиоидный кризис

В период с 2000 по 2016 гг. в США от передозировки опиоидами умерло 197 713 человек, по данным федерального агентства министерства здравоохранения США «Центры по контролю и профилактике заболеваний». За последнее десятилетие смертность от передозировки лекарств более чем удвоилась.

Управление по надзору за соблюдением законодательства в фармацевтической индустрии (англ. Drug Enforcement Administration, DEA) сообщает, что ежегодно заводит более 10 000 дел и проводит более 2 000 арестов среди недобросовестных врачей и сотрудников фармацевтических компаний и аптек, которые способствуют бесконтрольной продаже лекарств на основе опиоидов.

Министерство юстиции, в чьём ведомстве находится DEA, заявляет, что опиоидный кризис является одним из главных приоритетов президента Трампа и администрация использует все доступные средства, чтобы навести порядок в этой сфере.

Как следует из меморандума Министерства юстиции, в 2011 году 65 врачей, аптек и фармацевтических компаний получили постановления о приостановке своей деятельности. А в 2017 году таких постановлений было выдано только 6.

Причиной этому послужило отнюдь не сокращение количества недобросовестных дистрибьюторов, а новый закон «Об обеспечении доступа пациентов и эффективном соблюдении законодательства в фармацевтической индустрии» (англ. Ensuring Patient Access and Effective Drug Enforcement Act), принятый 19 апреля 2016.

Этот закон стал главным достижением широкомасштабной кампании фармацевтической индустрии, направленной на ослабление агрессивной позиции DEA по отношению к дистрибьюторам, которые поставляли опиоиды коррумпированным докторам и аптекам для последующей перепродажи на чёрном рынке. В ходе кампании представители индустрии потратили более миллиона долларов на финансирование предвыборных кампаний ключевых членов Конгресса. Главным сторонником закона выступил конгрессмен от штата Пенсильвания, республиканец Том Марино (с 2013 г. по июнь 2017 г. получил от фармацевтических компаний $92 500). Ему потребовались годы, чтобы провести законопроект через Конгресс. В этом ему помог республиканский сенатор Оррин Хэтч (размер полученных средств за период с 2013 г. по июнь 2017 г. – $177 000).

 

Белый дом США

 

До апреля 2016 года DEA руководствовалось законом «О контроле за веществами» (англ. Controlled Substances Act) 1970 года, согласно которому фармацевтические компании должны были отчитываться за непривычно большие или вызывающие подозрение заказы. Если они этого не делали, то наказывались штрафом и могли потерять регистрацию в DEA, необходимую для производства и распространения наркотических веществ.

Когда DEA обнаруживало у компании подозрительные продажи, Управление отдавало распоряжение о представлении оснований для таких продаж. У компании было 30 дней, чтобы объяснить причины повышенного товарооборота.

В наиболее вопиющих случаях Управление выдавало приказ о «немедленном приостановлении» деятельности компании, а также оборота ее лекарств в тех регионах, где их продажа представляла «неминуемую угрозу» населению.

В своем законопроекте Марино предпринял попытку дать точное определение пространному понятию «неминуемая угроза». Новый закон поднял стандарты DEA на новую высоту. Теперь для приостановления оборота лекарств Управление должно установить «значительный существующий риск смерти или серьёзного вреда здоровью, которые могут наступить с большей долей вероятности». Для этого от следователей требуется, чтобы собранные ими улики не вызывали сомнений, в то время как ранее следователям было достаточно лишь показать перевес таких улик.

Более того, фармацевтические компании получили возможность представления плана действий для решения возникших проблем, и DEA обязано принимать во внимание эти планы до того, как применить санкции.

Новый закон фактически лишил DEA его самого мощного инструмента, упразднив 40 лет существовавшей практики. Если раньше Управление имело широкие полномочия и могло заморозить продажу лекарств, только заподозрив «неминуемую угрозу» населению, то теперь оно должно продемонстрировать, что действия компании представляют «реальную вероятность мгновенной угрозы».

«Нет ни малейшего шанса выполнить это требование и определить, будут ли лекарства представлять мгновенную угрозу, т. к. „мгновенный“ по определению означает „прямо сейчас“», – сказал Джо Ранназзиси, который возглавлял подразделение по контролю за незаконной перепродажей в DEA и активно противостоял фармацевтическим компаниям, до того как в октябре 2015 года его вынудили уйти с этого поста. Ранназзиси убеждён, что Конгресс, лоббисты и фармацевтическая индустрия способствовали развитию опиоидного кризиса.

 

Барак Обама

 

Главные действующие лица, благодаря которым новый закон увидел свет, отказались дать интервью журналистам. Бывшие представители администрации президента заявили, что Белый Дом не был осведомлён о важности законопроекта, когда Барак Обама подписал его. Майкл Боттичелли, руководитель Управления национальной политики по контролю за оборотом лекарственных средств Белого дома при администрации Обамы, сказал, что ни МинЮст, ни DEA не выдвинули возражений против законопроекта и таким образом не воспрепятствовали его утверждению президентом. И это не удивительно, т. к., по крайней мере, 46 следователей, адвокатов и супервайзеров из DEA, оказались нанятыми фармацевтическими компаниями, а 32 из них работали непосредственно в отделе по регулированию фармацевтической индустрии.

Фармацевтические компании подкупили или переманили на свою сторону высокопоставленных сотрудников DEA, которые прекрасно знали все слабые места Управления и теперь используют эту информацию для отстаивания интересов индустрии.

Среди них – Линден Барбер, бывший помощник главного советника в DEA. В настоящий момент он занимает должность старшего вице-президента Cardinal Health, одного из ведущих дистрибьюторов лекарств в стране.

Майк Гилл, начальник штаба бывшего исполняющего обязанности главы DEA, был нанят одной из крупнейших юридических фирм в области здравоохранения.

И совсем недавно Джейсон Хаджес, старший адвокат DEA по надзору за исполнением законов, перешел на работу в фармацевтический отдел одной из влиятельных юридических фирм в Вашингтоне.

В общей сложности до принятия нового закона DEA возбудило 17 дел против 13 дистрибьюторов и одного производителя лекарственных препаратов. По оценкам правительства, сумма собранных штрафов за последние 10 лет составила $425 млн. Но это лишь малая часть доходов фармацевтических компаний, которые исчисляются сотнями миллиардов долларов в год.

 

Комментарии

  • Станислав
    29.01.2018

    Очень крутая статья!

    Повтор

Оставить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.